Стих про восточный танец для детей

Закрыть ... [X]

Изгибы медного кальяна
Мечтательный ласкает взор
И запах терпкого дурмана
Лишь разжигает грез костер.

В восточном танце столько страсти,
И взгляд манящий из глубин...
О Женщина, как ты прекрасна!
Я то твой раб, то господин.

Ты подарила наслажденье,
Сердца забились в унисон,
Какое чудное виденье...
Но это был всего лишь сон...

Немыслимому ритму подчиняясь
И звону мелодичному монет,
Кокетливо вуалью закрываясь
И поправляя золотой браслет…

Ты в древнем танце коброй извиваясь,
Не пряча стройных бёдер крутизну,
Рисунку музыки восточной отдаваясь,
Даруешь моим чувствам новизну.

Глаза твои, как два агата тёмных,
Из под бровей изогнутых сверкают
И сонмы стрел желаньем начинённых
В сердец не опытных мишени вылетают.

На животе, с волнами поднимаясь,
Меч острый безмятежно спит.
И голубыми искрами взрываясь
В пупке твоём большой топаз горит...

Ты с музыкой покорно затихаешь,
Как кошка, щуря томно свои очи.
В густом дыму кальянов пропадаешь,
Как яркий сон арабской звёздной ночи...

Я прикрою лицо непрозрачной вуалью,
Шаровары атласные смело надену,
В уши гроздья златые, тяжелые вдену,
Брошу под ноги ворох подушек и шалей.
Я зажгу для тебя все курильницы, свечи,
Я тебя усажу наслаждаться кальяном…
Будет воздух клубиться душистым дурманом,
Я станцую тебе, будет танец мой вечен!

Наш мир, все краски радуги вобрав,
Переливается палитрой драгоценной.
Хвала творцу, что все цвета собрав,
Он создал Женщину - Венец для всей Вселенной!

Меж сомкнутых ладоней у нее
Вся мудрость мира в простоте великой,
И сердце для любви открыв свое,
Предстанет Женщина богиней многоликой.

Дыханье ветра, свежесть вод и жар огня,
В ней преломляются, подобно солнцу в призме!
И если Женщина танцует для тебя -
Увидеть сможешь ты все краски жизни!

В шорохе ветра, в дыханье пустыни,
В запахе пряном восточных базаров,
Чудятся сказки, живые поныне,
Непревзойденной в веках Шахразады.

Мед твои речи, и мудрость бездонна,
Ночи волшебные в тысячу сложишь.
Месяц внимает тебе с небосклона,
> И равнодушным остаться не может.

Всё в твоих сказках – любовь и коварство,
Верная дружба и горечь измены,
Храбрым в награду – небесное царство,
В обществе гурий, не знающих тлена.

Вечер спустился на землю прохладой.
Дивная ночь манит негой и лаской.
Вновь отворила уста Шахразада.
Внемлет султан. Начинается сказка...


Благословенен мир, где царствует любовь!
Где солнце освещает на рассвете
Влюбленных лица, и заходит вновь,
Чтоб ночь любви царила на планете!

Благоволят влюбленным небеса,
Ведь силою любви сравнясь с богами,
Творить они способны чудеса,
Порой земли не чуя под ногами...

Прекрасен танец Женщины. И этим
Все сказано, подведена черта.
Но рассуди: как сильно в этом танце
Непостоянная нас манит красота.

Неуловимо изменяется природа,
Все таинства сливаются в одно,
И за естественным событий ходом
Нам с восхищеньем наблюдать дано.

И тьма, и свет в глазах твоих прекрасны,
Прекрасна радость, равно как и грусть.
Ты целый мир, в котором полновластно
Играет жизнь в многообразии чувств.

Текст песни сериала КЛОН - Marcus Viana - Maktub

Это все уже написано,
Во времени и пространстве,
О том, как моя душа и твоя
Друг друга озарили светом

Это все уже было написано
Тысячелетиями,
О священном огне страсти,
Поглотившим нас.

Под солнцем пустыни
На горящем песке,
Твое присутствие - вода,
Сохраняющая жизнь.

Дикие голуби,
В лазури души
Твоя любовь - это свет,
Просветивший даже незрячего.

Это все уже написано,
И Бог знает все это,
О том, что змей открыл нам магию любви,
Сделавшую нас богами

Это написано,
Пред началом времен,
О том, что долина жизни открывается тогда,
Когда любовь пронзает нас.

Ты явилась ко мне, как молния,
Блещешь, словно звезда падучая.
Крутобедрая и лукавая,
Кто ты, дева, мой взор влекущая?

На запястьях твоих браслеты,
А в ушах драгоценные серьги.
Ты как солнце в полдень сияешь.
Твоя кожа благоухает
Превосходной сандаловой пудрой.

Ты стройна, нежна и пригожа,
Ноги ставишь изящно и ровно,
Ты идешь и с собою уносишь,
О желанная, мою душу

Только я глаза закрою
Предо мною ты стоишь,
Только я глаза открою,
Пред ресницами плывёшь!

Росинки на тюльпане - жемчужины цветка.
Свои головки клонят фиалки цветника.
Но как соблазна полон душистых роз бутон,
Что прячется стыдливо в одежд своих шелка!

А над земляными крышами старого города колышутся белые цветущие деревца, как лунные танцовщицы, исполняющие свой звенящий на ветру восточный танец...

Зачем ты укрощал мою строптивость?
Она танцует "танец-живота"!
Изгибом ритма открывая смелость
Моей души...Колдует нагота!

Мой укротитель!...Плеткой замахнулся
На свой барвинок...Так ударь себя!
Ты от восточных глаз не увернулся,
Я гибким взглядом обвила тебя!

Укрощена тобою на мгновенье...
Застыла в ожидании ответа...
Почувствовать хочу твое движенье,
Мой укротитель!...Жар огня и света
В меня вольешь...Я точно знаю!

Заколдовала!...Плетка опустилась...
Нет!...Никуда тебя не отпускаю!

Ты укрощал строптивость неспроста,
Хотел увидеть "танец-живота".

В ответ на знак - во мраке балагана
Расторгнуто кольцо сплетенных рук,
И в ропоте восставших барабанов
Танцовщица вступила в страстный круг.

Плечо и грудь вошли степенно в пляску,
В потоке арф нога искала брод,
Вдруг зов трубы - и, весь в легчайшей тряске,
Вошел в игру медлительный живот.

О, упоенье медленных качаний,
О, легкий шаг под отдаленный свист,
О, музыка неслыханных молчаний,
И - вдруг - удар, и брызги флейт, и систр!

Гроза. Безумье адского оркестра,
Раскаты труб, тревожный зык цимбал.
Как мечется испуганный маэстро,
Но все растет неукротимый вал.

И женщина - бесстрашная - вступила
С оркестром в сладострастную борьбу.
Ее из мрака музыка манила -
И шел живот - послушно - на трубу.

Но женщина любила и хотела -
И, побеждая напряженный пляс,
Она несла восторженное тело
Навстречу сотням раскаленных глаз.

О, этот час густой и древней муки:
Стоять во тьме, у крашеной доски,
И прятать от себя свои же руки,
Дрожащие от жажды и тоски.

В краю безмолвия и горя
Танцует вся моя душа
. Ей нету места подле моря,
Она одна почти всегда,

А если брезжит луч надежды
То я, ведомый им,
Бросаюсь в пламя страсти нежной
Чтоб быть сожжёным им.

Лишь об одном прошу тебя:
Не покидай сейчас меня,
Дай насладиться шумом моря,
Дай мне познать тебя, любя.

Я танцую для тебя, на тебя смотрю украдкой,
Если любишь ты меня, разгадай мою загадку
Посмотри, как я красива, стан играет, как волна,
Величава, горделива, словно ветер я вольна.
Только рокот барабанов завораживает вновь,
И нет силы для обманов, мне скрывать свою любовь!

Танцуй перед народом с собой наедине...
ведь танец идёт по водам и не горит в огне...

(Федерико Гарсия Лорка)

О, танец Востока волшебный!
К тебе обращаю я строки!
Минуют все данные сроки,
И нас будет трудно узнать.

Тобой сотворенные в красках
Чудесные девы земные
Царицы, богини,нимфы лесные...
И бесконечен их ряд.

Поднимут упавшие крылья,
И дом красотой озарят,
Ставши сильнее. И мысли
Оденут в чистейший наряд.

Пройдено много тысяч дорог,
Но дорога к дому – одна.
Сердцу единственный дорог цветок,
А тысяча мне не нужна.

В странствиях дальних, в далекой стране,
Твой я увидел лик.
Что суждено возвращение мне,
Понял я в этот миг.

Тысяча ликов сольется в одном,
И это – твое лицо.
Любимую мне подарил отчий дом,
Замкнулось судьбы кольцо.

Тысяча тысяч дней и ночей
Будут у нас с тобой.
Землю наполню любовью своей
Я для тебя одной.

Благородство и подлость,отвага и страх-
Все с рожденья заложено в наших телах.
Мы до смерти не станем ни лучше,ни хуже-
Мы такие, какими нас создал Аллах.

В Стамбуле древнем я встречал её
С горящими кошачьими глазами
И танец обращался в забытьё,
Как искра, пробежавшая меж нами..

В её глазах кошачья своевольность,
А грации завидует змея,
В монистах тайны предопределённость,
Движенья брызжут искрами огня.

В чужой цветущий сад вошел я, дерзновенный,
И замер, восхищен красою сокровенной.
Склонилась лилия ко мне и прошептала:
"Ах, настоящий миг - лишь танца миг мгновенный!"

Пустая площадь. Цыганский танец.
Удары бубна - чеканным ритмом.
Босые ступни - по гладким плитам.

И голос звонок, и взгляды жгучи,
И стан твой тонок, как солнца лучик.
Горда осанка. Упруга поступь.
Танцуй, цыганка - цехины в косах!

О, злая сила моих мистерий!
Ты так красива - а я растерян.
Смущен? Возможно. Влюблен? Отчасти.
Устал безбожно, и все же - счастлив.

Союз, скрепленный разбитой кружкой!
Тобой спасенный, тебе не нужен,
Но всюду рядом - стихами, прозой -
Поэт-бродяга. Болтун-философ.

Случайной каплей с ночного неба
Пришла - внезапно. Уйдешь - нелепо.
И, умирая, укажешь людям
Ворота рая - для тех, кто любит.

Забвенье - судьям. Судимым - вечность.
Скрестились судьбы случайной встречей.
Молве не верьте, их толки лживы:
ведь мы и в смерти остались живы...

В сердце пламень зажигая
Барабаны спорят вновь
И волною стан играет
И в глазах горит любовь

Я танцую для тебя
Звоном золота маня,
Красотой волос соблазняя!

Я танцую для тебя,
Животом своим играя,
Движеньем тела возбуждая!

Я танцую для тебя,
Раскрывая всю себя,
Напевая - я люблю тебя!

Твоя любовь из капелек морской воды
Навечно сделала меня твоей русалкой!
Ты подарил мне жизнь своей души,
Взамен на прекрасный мой
Танец, который для тебя я танцевала.

В алмазных бусинках волны,
Раскрашенных в цвета коралла
Светящихся светом солнца и луны.
Я вся твоя - холмистая и мягкая,
Как океана глубина,
Как пена белая морская,
Ласкающая песчаные берега!

Я стою пред тобой на коленях,
Ты мужчина и ты есть Бог.
К твоим ногам упала я, ища спасенья,
Возьми меня к себе рабой.

Я буду танцевать на раскалённом песке,
Танцевать для тебя под солнцем в пустыне.
Моя душа зародилась в восточной стране,
Моя судьба принадлежать одному мужчине.

-Танцуй, танцуй Шехерезада,
Пока играет музыка в моём дворце - дворце султана,
И лепестками роз усыпан пол,
И на свечах догорает последний огонь!

Вьющиеся длинные локоны игриво спадают на плечи,
Из розовых уст карамелью льются сладкие речи,
Юное, нежное тело с ароматом свежих белых роз,
Изгибаясь под музыку, зарождает в воображении картину любовных поз.

Тысяча и одна ночь - срок любви в плену сердца султана
Заниматься любовью, под ним извиваться, стонать, наслаждаться
Движеньем тел, воплощая в жизнь каждую ночь
Новую сказку тайных желаний проникновения в горящую плоть.

- Мой султан, мой Бог, мой повелитель из ада,
Я хочу навсегда остаться твоей Шехерезадой,
Тебе подвластно всё, прощу отсрочь,
Последнюю тысяча первую ночь

С бархатной лаской, в волшебном сиянии
Ночь нас божественным танцем окутала.
Где-то за гранью всего мироздания
Волосы, руки и взгляды запутала.

В вихре блаженном, сомненьем не скованы,
Кружимся мы за летящими звуками.
Души манящим огнем околдованы,
Нас вознося над страданьем и муками.

Каждый твой жест от меня отражается,
Сердцем едины мы в каждом биении!
Мысли и чувства без слов выражаются
В каждом порыве и в каждом движении!

Все, что сказать мы подчас не решаемся,
В прикосновении взгляда мы чувствуем.
В танце от мира сего отрешаемся,
Словно при таинстве неком присутствуем.

В танце грешим мы и в танце мы каемся.
Словно в награду и во искупление
Мы благодатью его проникаемся,
Видим в нем к истине вечной стремление.

В эти косы тяжелые буду я вечно
Рассыпать бриллиантов сверкающих свет,
Чтоб, ответив на каждый порыв быстротечный,
Ты была как оазис в степи бесконечной,
Чтоб танцы волнами поили мой бред.

Я танцую в перекрекстье взглядов,
Словно ветер я неутомима.
Блеском звезд горят мои наряды,
Танца бог всегда со мной незримо.

И куда б судьба не заносила
Волнами успеха или боли,
Лишь одно я у небес просила -
Отчий дом, увидется с тобою!

Пускай тебе ночью приснится моя улыбка,
Пускай тебе ночью приснится мой поцелуй,
Пускай этот сон будет нежным, лёгким, пушистым,
И танцем своим в этом сне ты всех зачаруй.

Колышется платье, как струи огня
Браслетов объятья сверкают, звеня.

Движения гибки и ярок полет.
Под пение скрипки печаль уплывет.

В весeлых напевах нет места тоске.
И люди у сцены подобны реке.

Они наплывают и рвутся вперед,
Увидеть желая прекрасный полeт

Пожар алый шелка и блеск черных глаз.
Но кажется только - весь мир вдруг погас,

Лишь танцовщица реальна одна,
Вольная птица огнeм крещена.

Что за движения! Что за мотив! -
И сердце в смятении с ней воспарив,

Стучит, как в бреду, снова рвeтся за ней,
Забыв череду наплывающих дней...

Я впитала всё солнца золото
Волосами и тёплой кожей.
Размешала я кофе молотый
В безднах глаз, на агат похожих.

И арабскими барабанами
Бьётся сердце в восточном танце,
И солёными океанами
Не стереть больше с щёк румянца.

Я рисую в пространстве бёдрами
В ритме танца знак «бесконечность».
В прошлом в клочья душа разодрана,
В настоящем – блеск и беспечность.

Звезды – прорехи в чадре мирозданья,
Тенью Создатель от смертных скрывает
Райских садов золотое сиянье,
Так и лицо твое нежно сияет,

Темные ткани ему не помеха –
Страсть мою, верно, они не обманут.
Песен твоих серебристое эхо,
Всхолмья и впадины гибкого стана,

Плавные волны и дробные дрожи -
Счастье другое теперь не приемлю,
Перстень, звеня, укатился под ложе,
Солнце, погаснув, скатилось под землю…

Бедное сердце – сосуд драгоценный,
Трещина в розовой стенке – разбито-
Вытечет жизни вино постепенно,
Не веселя, не румяня ланиты…

Смолк соловей; побледневшие ризы
Ветер сорвал с умирающей розы,
Маки снотворные клонятся книзу,
Кто мне отмерит смертельную дозу?

Страна слонов, богов и магараджей –
О, Индия, танцующая вечность!
Там петь и танцевать умеет каждый,
Храня в душе и мудрость, и беспечность.

Индийские красавицы недаром
Влюбленными поэтами воспеты –
Глаза газели, кудри водопадом,
И гибкий стан, и нежный звон браслетов.

О, Женщина – дитя! Твое рожденье
Благословят небесные апсары.
Ты – их сестра, земное воплощенье,
Бегущее от колеса Сансары.

Восток, Восток, ты так прекрасен.
Ты теплотой сердец красив.
Даришь восходы и закаты
И красотой девиц пленишь.

Качнут бедрами девы в солнце
И замирает сердце в миг.
Ах, если б стать на миг вселенной,
Обнять бы милый женский лик

! О, женщины - Богини! - девы!
Кружитесь в танце голубом,
И птицы вы и королевы
Плените танца вы вином.

Размахнулись Вы крылами
И взлетели в танце ввысь
Вы прекрасны, Вы прекрасны!
Вы для танца родились!

В танце женщина богиня
В танце женщина звезда.
И божественная сила
Поднимает в небеса.

От чего, от чего возле дома своего
Барабана не жалеет марокканец?
От того, от того, что вечернею порой
Марокканки обожают громкий танец!

В нём, кроме ритма барабана,
Дыханья звук и стук крови.
В нём, что дороже чистогана,
Есть ритмы страсти и любви!

Без ритма страсти жить не могут – Им барабан завещан Богом:
Войдя всем телом в резонанс,
В любовный попадают транс!

Мы боги Вселенной, мы боги Вселенной.
Мы кружимся в танце над звездной ареной.
В мистическом танце любви сокровенной.
В магическом трансе, где души нетленны.

Станцую танец твоей страсти,
И дней счастливых перемен...
И будешь ты в моей лишь власти,
И будет сладок этот плен.

Мне не страшны соперницы Востока
С глазами лани. Танцем живота,
Они способны «охмурить» пророка
И так влечет их полунагота
Не конкурентки страстные испанки,
Фламенко зажигающие кровь.
И не страшны мне смуглые цыганки.
Пусть кто-то удивленно выгнет бровь, Но не боюсь тягаться я с ирландкой.
Хоть гривой рыже-огненных волос
В задорной джиге, сдобренной волынкой,
Она взметнет. Пусть задирает нос,
Танцуя самбу, знойная мулатка -
Лесов тропических она родная дочь –
Чья кожа, нежная, как шоколадка,

Так манит посвятить безумствам ночь…

Я не боюсь, поскольку знаю точно –
Лишь только в дом сиреневый войду,
Лишь уст твоих коснусь, навеки, прочно
Тебя к себе любовью привяжу!

Налей ещё бокал вина,
Приправь его своей любовью!
Нет, я сегодня не пьяна -
Я вновь больна, больна тобою!

Мой танец томен, как во сне,
Задумчивый, небесно-нежный.
Он растворяется на дне
Вслед за движением небрежным.

А мысль осталась!
И одну её найду на дне бокала.
Отдам я должное вину -
Чтоб мудрость в нём не иссякала!

Запах корицы, гвоздики
Ветер с востока принес.
Вспомнились смутные лики
Города солнечных грез:

Скрытые женские лица,
Шумный восточный базар,
Смуглые три танцовщицы -
Танец плечей, живота...

Узеньких улочек змейки,
Каменный старый квартал,
Звуки ночной дискотеки,
Синий сверкающий шар...

Танец семи покрывал

Танец дикий, прекрасный, безумный.
Смысл зловещий в движении каждом,
И семи покрывал вихорь чудный,
Семь цветов этих вспомню однажды…

В синей дымке летящего шелка
Бирюза твоих глаз проступает,
В них – улыбка, вопрос, недомолвка…
С плеч моих покрывало спадает.

Золотистого шелка сиянье –
Откровение первой улыбки.
Но материи легкой касанье Мне страшнее безжалостной пытки.
Прочь слетает мое одеянье…

А в зеленой шуршащей одежде
Все приметы ушедшего лета,
Лета встречи и лета надежды.
Всё обман. Я срываю и это…

Ярко-алым струящимся газом
Страсть объятий твоих пламенеет.
Но слабели они с каждым разом.
Я поднять покрывала не смею,
Хоть об этой потере жалею…

А сиреневый стал мне печалью,
Тихой песни твоей откровеньем,
Что подобна дождю по звучанью.
Я исправлю свою же ошибку:
Цвета сладкой отравы накидку
Я сорву незаметным движеньем.

Снежно-белый туман покрывала
Мои плечи окутал мечтою.
Но мечтать я уже перестала,
С этим шелком кружиться не стоит.

Все я сбросила. Что же осталось?
Черный цвет – символ скорби и смерти.
Танец в черном – отброшена жалость,
Разноцветным шелкам вы не верьте.

Танец в черном – в движениях резких,
Доведенных почти до гротеска,
Страх, отчаянье, боль пораженья,
Всех канонов и норм нарушенье.

Я в неистовом танце металась,
Черный шлейф мой вокруг развевался,
Я цветные сняла покрывала,
Черный цвет мне защитой остался.

Темной ночи ковер
Весь в алмазах горит,
И луны томный взор
Обещанье дарит.

Страстной музыки звуки
Я пью как вино,
Мне с тобою разлуку
Понять не дано.

Взглядом нежно лаская,
Я танцую, маня,
В твоем сердце другая
Не заменит меня!

Только в танце ты скроешь чувства,
Обнажив их, раскрыв напоказ,
Примут все за триумф искусства
Самый честный, от сердца рассказ.

Ночь сладострастна, ночь моя сладка,
Напоена гашишем и бальзамом.
Иду я в опьяненьи лучезарном.
Ночь сладострастна, ночь моя сладка...

Мне море с ветром дарит поцелуй.
А свет вокруг меня цветет весенний.
О, танец сладострастный, праздник ночи,
Мне море с ветром дарит поцелуй.

Танцуй, танцуй, танцуй,
Не сдерживай движенья.
На каблучках гарцуй,
В своем воображенье.

Пупка манит живая красота,
Дурманят резкие движенья талии.
Танцуй, танцуй, свой танец живота,
Да так, что и богини не мечтали!

Ты билась в танце живота,
И мне вдогонку хохотала.
А с неба кувырком звезда
На землю грешную упала.

Вонзались в спину пули слов,
И душу на лохмотья рвали.
Птенец раздавленный – любовь,
Которой досыта игрались…

Ты билась в танце живота
За мной дотла мосты сжигая,
Но в небе новая звезда,
Из черноты ночной сияла…

Он был шести пустынь жестоким князем
Со свитой суховеев и песков…
А я - манящий ласковый оазис
С набедренной повязкой облаков.

Он караваны брал в пустыни рабство,
И путников ожогами клеймил.
Барханами заставив все пространство,
Меня скрывал он из последних сил.

Но я манила снами-миражами,
Ручьями щебетала на ветрах…
Он разжигал трех солнц святое пламя,
Чтобы увидеть глаз зеленых страх…

Он вел со мной бессмысленные войны…
Шептал мне ядовито: «Умирай…»
Горячих слов засушливые волны
Хлестали, как пощечины, мой Рай.

Венком терновым стала диадема
И не живут в пустыне соловьи…
НЕ буду частью я его гаремов…
Но я жива источником подземным
Холодной, но неистовой любви…

Казался лаской бешеный прибой
И ног моих босых касалась пена.
Я танцевала ночью под луной,
В истоме, сладко выгибая тело.

Танец с саблей
Взметнулись локоны, золото блещет в ладонях
Сверкают цимбалы меж пальцев тонких и ловких
И ритм отбивают, и сердце стучит в унисон
Кисти движенья напомнят сладостный сон

В звучном мотиве растают дневные заботы
Крылья мечты принесут жарким чувствам свободу
Взоры ласкает игра и теченье движений
Пламя свечей бесконечность дает отражений

Прощальным звоном цимбалы падут на ковер
Взгляд карих глаз завлекает, но очень хитер
На смену взметнется сабли вечность и кровь
Искусство таблиста споет, как опасна любовь

Лезвия холод прикоснется к горячей груди
Быстрее все ритм и живот мелко-мелко дрожит
Взмах стали - стан стройный захватит волна
Танцу вечной любви хвалу воспевает она.

Струятся, словно воды водопада,
Одежд твоих златистые шелка.
Очи чёрные - как сотворенье ада,
Движенья - как у божества!

Отвори мне лицо полуночное
Дай войти в эти очи тяжелые,
В эти черные брови восточные…

Танец любвиЯ увидел тебя нагой…
Ты прекрасна, как зимняя сказка!
Мы одни в этом Мире с тобой,
Ты да я, и любовные ласки.

От смущенья лицо отвернёшь.
Заалеешь, как красная роза.
С тобой прелести рая поймёшь,
Пусть лютуют зима и морозы.

Стон глухой, колебанье свечи,
Отражаются блики на стенах.
Ах, как сердце стучит в груди,
Зверем кровь беснуется в венах.

Как прекрасен танец любви!
Начинается медленно, с танго,
Потом танец румба звучит в ночи -
Запах пота со вкусом манго…

Тела движутся в унисон
Горячей всё становится ласка…
Вход последний и сладкий стон,
Отдыхаем и мы и сказка...

Я слышу тихий взмах крыла…
Как ночь легка, как день смела…
И плавных линий миг, волна…
О, как она танцует...

Круженье тела… поворот…
И чувств полёт, водоворот,
Ей луч заката песнь поёт
Ветра в уста целуют…

Я слышу трепетную дрожь…
И взгляд, на взгляд любви похож…
Смотри… Её не растревожь…
Дыханьем робким, зыбким…

Парит душа, как сон легка…
Вокруг лишь только облака…
И вторит голосом река…
Храня её улыбки…

Я слышу танец… тишина…
Сквозь темноту звучит струна…
Она, наверно, влюблена…
И тает, словно льдинка…

Я танцую, зовя солнце и свет
Пробуждая в сердцах чувство новое
Я танцую!!! И пусть все ветра на земле
Разовьют мои кудри бедовые
Я танцую и трепетный шепот души
Отражается в каждом движенье
Я люблю тебя, милый!!! Скорее лови
Моих рук поцелуи безумные

Как два агата черные глаза,
Мерцанье света в призрачных одеждах.
Мой стан как будто гибкая лоза,
Движения то мягки, то небрежны. Играй со мной, как ветер с мотыльком.
Играй со мной - не думай ни о чем.
Забудь про все - нам не нужны слова.
Пусть будет только танец и игра...

Зажигательные восточные ритмы,
Льется музыка растворяясь в дали,
Я одену на ноги браслеты,
В тонкий газ и шелка одетой
Для тебя я станцую в ночи...

На полу...утопая в подушках,
Господин, сядь на мягкий ковер!
Если ты хорошо мне заплатишь,
До утра страсть и нежность подаришь
Услаждать буду твой я взор...

Гимн восточному танцу

Танцуем мы всю эту ночь,
Сплетая танцы древних.
Пока луна не сгинет прочь,
О, Муза, мне ты внемли!

Прыжок и арабеск, волна...
Колдуньи, феи, девы!
Нам сила тайная дана -
Мы танца королевы!

В душе всегда весна и страсть,
Мы - розы из пустыни.
Так будем же кружиться всласть
Вовеки и отныне!

Все замерло, затихло, словно кругом пустыня,
Я выхожу не спешно, я тут одна богиня,
руки мои как змеи, ноги мои как ветер,
я рождена звездою, яркою на рассвете!

Взгляд мой зурне подобен, резок, не обуздаешь,
скачет везде, свободен, где он, не угадаешь.
Я утекаю в землю, я превращаюсь в небо,
плена я не приемлю, я покоряюсь слепо.

Дрожью на бедрах в пальцы, перехватив дыханье,
вас отпущу страдальцы, в новое испытанье.
шаг еще шаг, ловите, смех от моей монисты,
зайчики от браслетов, волны волос игристых...

Бей по табле, не бойся, ритмом взрывая уши,
бей и не успокойся, зритель со мною слушай,
как мое сердце бьется, тело бежит как речка,
горная, не напиться, жаркая, словно печка.

Все я с собой забрала, все вам опять отдала,
песня вдруг замолчала, будто бы я устала,
чтоб напрягая жилы, вихрем взметнув одежды,
в души, вселяя силы, радости и надежды...

Как возрождался феникс, я б возродилась в танце,
так и Восток бессмертен, помните чужестранцы.

Зажигательные восточные ритмы,
Льется музыка растворяясь в дали,
Я одену на ноги браслеты,
В тонкий газ и шелка одетой
Для тебя я станцую в ночи...

Сладко льется музыки теченье.
Барабанный бой волнует кровь.
Одолев смущенье и волненье,
Я танцую танец про любовь.

В шелк, расшитый бисером одета,
Я кружусь, сагатами звеня,
И дрожат кокетливо монеты
На груди и бедрах у меня.

Много есть приемов обольщенья -
Взгляды, жесты, песня, нежный стих...
Но восточный танец, без сомненья,
Самый обольстительный из них.

Лейся, лейся, музыка, чаруя,
Навевай восторг и благодать.
Я тебя Востоком околдую -
И тебе уже не устоять!

Зажигая пламя в своем сердце,
Мы танцуем свой прекрасный танец,
Наполняясь нежным-нежным светом,
Незаметно превращаемся в красавиц.

И глаза вдруг ярко заблестели,
И душа как бабочка порхает?
Не уже ли это я? И в самом деле
Красотою танца мы пленяем.

И в движеньях дивных этой сказки,
Заново себя мы открываем,
И несем в мир свет и радость,
И себя любовью наполняем.

Ты бедрами трясла и извивалась
Змеей иль экзотической лианой...
Но вся романтика Востока разбивалась
Об пол, в спортивном зале, деревянный!

Потертые зеленые лосины
И в переходе купленный платок
Не возбуждают! В этом и причина!
Какой тут, извините, блин, Восток!

Восточная ночь распускала бутон,
И звёзд хоровод зажигала.

Красивая девушка в поле большом
В ту ночь танец Слёз танцевала.

Хоть ветер шальной волосами играл,
И нежно ласкал её тело,
Чтоб кто-то её целовал, обнимал,
Она больше жизни хотела.

И слёзы текли из печальных очей,
Когда она там танцевала,
Под музыку, что напевал ей ручей,
Цветы полевые топтала.

Она извивалась, трясла животом,
Монетки игриво дрожали.
А слёзы текли серебристым дождём
И звёзды в себе отражали?

Танец одалиски

Руки змейкою сольются,
Закачается живот?
Сквозь движенья чувства льются
И душа ее поет.

Вот волна, за ней другая,
Бедра в такт пленяют взор?
Чувства танцем пробуждая,
Пэри вышла на ковер.

Негой сладкой наполняясь,
Он притих?он покорен?
Сердце, жаром разгораясь,
Уж не может без нее.

А она, натанцевавшись,
Сядет рядом с ним и вот?
Две души соединившись,
Начинают свой полет?

В Стамбуле древнем я встречал её
С горящими кошачьими глазами
И танец обращался в забытьё,
Как искра, пробежавшая меж нами..

В её глазах кошачья своевольность,
А грации завидует змея,
В монистах тайны предопределённость,
Движенья брызжут искрами огня.

Приглушен свет в концертном зале...
Слегка браслетами звеня,
На сцену девушки взбежали,
Чтоб очаровывать меня.

На тонкой талии монеты
Сплелись в роскошный поясок,
Их тел изящней в мире нету.
Барханы, огненный песок...

Вмиг оказались пред глазами
Оазис, дивные сады.
И я, в плену волшебных далей,
Средь дев небесной красоты.

Их кожа бархата нежнее,
Блестят алмазами глаза,
Движенья бедер – я пьянею
И не вернусь уже назад.

Но, как нарочно, просыпаюсь,
Подняв с коленей свой букет
Я к сцене радостно бросаюсь -
Прекраснее арабских танцев нет!!!

Что я делаю, безумец, в этот вечер тёмно-синий?
На песке тебя рисую и беседую с пустыней.
Крики ворона услышу - наземь падаю в тоске.
Ветер горя заметает мой рисунок на песке.

Любовью вызываемая ревность!
В тебе огонь, биенье и полет,
Вся новь в тебе, и мировая древность.
Ах кто, ах кто тебя не воспоет?

Ты -- музыка! ты нега! ты -- напевность!


Окутана в шелка танцую
Под ритмы музыки манящей
Изгибы, волны я рисую...
Пленящий взгляд, и стан изящный
Сливаясь с музыкой востока,
Я в танце вновь перерождаюсь,
И чувствуя себя Богиней
Танцую, жизнью наслаждаясь...

designed by Firuza dance. All rights rezerved.

© 2005 - 200... Firuza Dance


Источник: http://firuza.lesin.net/lyric_r.htm


Поделись с друзьями



Рекомендуем посмотреть ещё:



Стихотворения о восточном танце - Firuza А.володин проза


Стих про восточный танец для детей Стих про восточный танец для детей Стих про восточный танец для детей Стих про восточный танец для детей Стих про восточный танец для детей Стих про восточный танец для детей Стих про восточный танец для детей


ШОКИРУЮЩИЕ НОВОСТИ